Наверх

Новости

Мой Буденновск

17 июня 1995 года, освобождение заложников в больнице города Буденновска.

Я не хочу повторять то, что было сказано и написано за двадцать четыре года прошедших с тех страшных событий. Со многим – согласен, со многим – нет…

Хочу рассказать о том, что во время штурма делал и что видел я, тогда еще старший лейтенант группы “А” Сергей Милицкий.

… Мне 26 лет, я ни разу не был в бою. За четыре года службы в «Альфе» мне приходилось участвовать в разных интересных мероприятиях, но в настоящем бою я еще не был. Вместо намеченных на завтра шашлыков – тревога. Прибыли в аэропорт. Первая информация - где-то на Северном Кавказе боевиками захвачен город. В полете, снарядив ленты своего пулемета ПК, как и большинство ребят, засыпаю.

Приземлились ночью 15 июня, затем посты наблюдения, дежурства и подготовка к штурму, хотя в него особенно и не верили.

16 июня, вечером первый раз лег на постель, а уже ранним утром, когда еще было темно, нас разбудили, сказали, что будет штурм. Я помню, собирались очень спокойно, кто-то предложил выпить «наркомовских». Пить не стал, снял с руки часы и сказал, что если что-нибудь случится, чтобы сыну отдали, потом забрал – сказал, сам подарю.

На построении для получения приказа я обратил внимание, что солдаты внутренних войск вооружены как для ведения общевойскового боя, кроме автоматов и пулеметов были гранатометы и ручные гранаты.

Сначала поехали на автобусе, затем шли один за другим, с головным дозором впереди. Первые вспышки выстрелов я увидел когда, как мне кажется, мы были достаточно далеко от больницы. Подойдя к ближайшему зданию, увидел там отдел полковника Михайлова А.В., по которому и велся огонь.

Я так понял, что нашей задачей было пройти к больнице через гаражи со стороны пищеблока, но если честно, я особенно не вникал, так как шел за своим командиром – полковником Деминым Ю. В., полностью ему доверяя. С Сергеем Савчуком проделали проход в сетке рабице и вышли во двор гаражей. Где-то совсем рядом уже шла серьезная перестрелка, а мы в полной тишине перебежали к одноэтажному пищеблоку больницы.

Через какое-то время, я даже не помню через какое, услышал, что Федор Литвинчук, который шел в головном дозоре, ранен в бедро и хотя его из-за сильного огня не могут вытащить, я ему даже позавидовал – бой только начинается, а для него он уже закончен. Далеко не все, но кто – то меня поймет. Так было.

И вот мы у больницы, нас пятеро – Ю.В.Демин, С.Савчук, В.Корольков, А.Христофоров и я.

По-моему, очень быстро рассвело и, как мне кажется, где-то в это время я услышал по станции голос Володи Соловова: «… все, руке конец». Оказывается, он все это время один вел бой и прикрывал подход нашей группы.

Еще в военном училище я запомнил, что всегда с собой должны быть дымовые шашки, потому что если ранят, то без прикрытия дымом – никогда тебя не вытащат. До Вовы было всего метров тридцать, я кинул две шашки, повис дым, но плотность огня была такой, что вытащить Вову мы не смогли. Больше мы его не слышали.

Наша задача – стрелять над окнами, между окнами и по перекрытиям, отвлекать внимание боевиков от штурмующих отделов, если удастся проникнуть в здание.

С первой задачей было справиться не сложно, мы по очереди, высовывались из-за угла и стреляли по основному корпусу, до которого было пару сотен метров. Вторая задача была выполнена почти сразу – боевики нас заметили и открыли по нам шквальный огонь, таким образом мы отвлекли на себя какое – то количество боевиков. С третьей задачей мы справиться пробовали, но, хотя перед нами была дверь в больницу, изнутри она была завалена так, что даже очереди из моего ПК в упор ее не пошевельнули. Не смотря ни на что, мы продолжали выполнять задачу и, по-моему, это сильно мешало боевикам – нашу группу стали обстреливать и с нижних этажей больницы, и с этажей, находящихся над нами. Нас спасало то, что мы были в мертвой зоне и пули не причиняли нам вреда. Тем не менее плотность огня увеличилась, и когда я в очередной раз приготовился стрелять, очередь из пулемета разбила угол и меня ранило в бедро. Хорошо, что пуля срикошетила и улетела, а мне досталась очень горячая оболочка, которая прижгла и остановила кровь. В общем, было не больно.

Когда с верхнего этажа стрельба усилилась, Ю.В.Демин кинул вверх, практически над нашими головами, гранату - огонь из окна прекратился. Понимая, что нас могут забросать сверху гранатами, мы попросили выдвинуть в поле перед нашим пищеблоком снайперов, для прикрытия нас от огня с верхних этажей.

И тут начали взрываться гранаты, по моему «моя» прилетела не сверху , а сбоку. Что – то попало в глаз, Юрий Викторович сказал: «Сереж, дай посмотрю», и взглянул мне в лицо. Его взгляд я помню до сих пор. Мне стали бинтовать голову сразу прямо поверх каски. Ситуация усложнялась – гранаты все падали. Мы присели, прижались к стене и получали осколки, конечно много на себя приняли бронежилеты, но досталось и нам. Удар – и резко подбросило правую руку. «Да, думаю, повоевали - глаза нет и руку оторвало». Пошевелил пальцами, оказалось, рука почти в норме. Не смотря на не прекращающийся шквальный огонь, надо было отходить. Юрий Викторович спросил: «Готовы?». Я честно ответил: «Да, но вы только команду дайте - я так не побегу». «Три, два, один – вперед», - и мы с Сашей Христофоровым рванули. Кажется, всего двадцать метров, я вас уверяю, бежали мы очень быстро, но пули летят быстрее и где – то за два метра до укрытия они нас настигли, сбили с ног, так что заканчивали мы свой рывок на четвереньках. Нам еще повезло, что ребята протянули руки и вытащили нас за ворота. Я встал, я был по настоящему счастлив, мне заматывали ногу, а я даже не обращал на это внимание. Хуже было у Сани: три пули, пробив сбоку бронежилет, попали ему в спину, две в автомат – сильно осушив руку.

Так для меня закончился этот бой …

По воспоминаниям кавалера четырех орденов Мужества, вице-президента Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА» полковника С. Милицкого

подпишись!

Новости РОССИИ